Среда мотивирует лучше, чем лозунги (или “скоро опять в школу?!?”)

Какая цель у обучения? Делать то, чего не делал раньше. Поэтому меня всегда смущало, что в школьной программе темы многих предметов повторяются из года в год. Обучение родному языку длится 11 лет, темы каждый год одни и те же, а результат, при этом, плачевный. Мне кажется, что это не плохие ученики, а плохое обучение.

В ВУЗе я преподавала в магистратуре. Ко второму году я стала понимать, что многие темы им уже рассказывали. К третьему, что они мало что помнят по этим темам (название теории, персоналии – да, а суть концепций – нет).  Делать лучше (результативнее, совершеннее, эффективнее) – это результат повторения, а не обучения. И, хоть повторение и мать учения, на сегодня такое обучение не приемлемо. Если раньше было понятно какой объём каких знаний обеспечит тебе не плохое будущее, то сейчас чтобы совершенствоваться, надо понимать зачем? Нужно быть уверенным, что ты этим будешь заниматься. Работая со школьными проектами, я поняла, что поиск хороших учителей – mission impossible и совсем не масштабируемая модель. Хороших слишком мало. Великих учителей вообще единицы. Тенденцию привлекать к процессу обучения практиков можно прокомментировать лишь тем, что умеющих учить вообще значительно меньше, чем тех, кто разбирается в предмете обучения. Улучшение методик подачи материала минимально влияет на эффективность обучения. Масштабировать объясняющие говорящие головы даже онлайн – неэффективно. Пример Coursera, где до конца обучения доходит процентов шесть от начавших учиться, это доказывает.

Выскажу крамольную мысль — в таксономии образовательных целей Блума, блок «получение знаний», можно убрать. Просто присоединить его к блокам «понимание» и «применение». Хорошая последовательность задач, требующих поиска информации для решения и выполнения гораздо эффективнее, чем хорошая методика объяснения. И это должно стать основной задачей теперешних преподавателей и методологов. И тогда по довольно большому количеству предметов вообще можно обойтись без традиционных программ передачи знаний – в наш век получить информацию не является проблемой. Воспитывает только среда. Еще с изучения возрастной психологии помню, что в подростковом возрасте дети либо стремятся быть похожими на родителей, либо отвергают их жизненный путь, ценности, поступают наоборот. 

Для того, чтобы существенно повысить эффективность обучения и обучающая среда эффективно формировала то, что она должна формировать – интерес к познанию, ее необходимо изменить. И сделать это можно двумя противоположными способами. Создать такую среду, которая будет поддерживать внутреннюю мотивацию и познавательный интерес. Ключевое слово ИНТЕРЕС. Или вызывать желание быть «не такими, как они», воспитывать в учениках отторжение к среде, которая не хочет меняться. Во втором варианте слишком большой риск, что молодые и не зрелые люди не смогут перевести разочарование и отторжение в конструктив и противоположное существующему поведение. То есть вместо искреннего интереса и изучения, категорическое отторжение обучения как такового.

Сегодня я сталкиваюсь с большим количеством студентов. Тысячами. И все они не умеют слушать, чтоб услышать, внимательно изучить, чтобы понять, искренне потратить больше усилий, чтобы разобраться не поверхностно, а глубже. Это после стольких лет обучения. Я очень горжусь командой #Generation_22. С ними, я уверена, мы сможем изменить восприятие процесса обучения в школе и в глазах детей, и в глазах родителей. И тогда наши ученики не будут понимать, почему все взрослые с таким сочувствием спрашивают: «Ну что, скоро опять в школу?»

Валерия Заболотная, основатель альтернативной школы Generation 22